Адам или обезьяна: чьи мы дети?

Место встречи науки и богословия: «Адам или обезьяна – чьи мы дети?»

Под таким названием в Казанском (Приволжском) федеральном университете состоялась открытая дискуссия, в которой приняли участие представители науки и богословия.

Отстаивать теорию Дарвина пригласили профессора, заместителя директора по научной работе Института проблем передачи информации им.А.А.Харкевича РАН Михаила Гельфанда и заведующего лабораторией эволюционной геномики в Центре геномной регуляции (Барселона, Испания) Федора Кондрашова.

Духовенство представляли первый заместитель председателя ДУМ РТ Рустам хазрат Батров, преподаватель православного лицея духовной культуры во имя преподобного Серафима Саровского Галина Муравник и священник Владимирской епархии Русской православной церкви Московского патриархата иерей Дмитрий Черепанов.

Дискуссия на заданную тему  - кто является прародителем человека - ведется веками, и заранее было понятно, что однозначный ответ и в этот раз вряд ли найдется. Приверженцы теории Дарвина пошли в наступление задолго до начала мероприятия: многочисленная публика, пришедшая на диспут, в течение получаса смогла посмотреть учебный фильм о последовательном превращении обезьяны в человека.

Рустам Батров

Рустам Батров

 

Рустам хазрат Батров, открывший дискуссию, начал свой доклад с анекдота: «Говорят, что Чарльз Дарвин был очень хорошим человеком и поэтому Всевышний, пожалев его многолетние труды, однажды подкинул ему кости давно умершего человека».  Далее Рустам-хазрат подробно рассказал об ученых-мусульманах, живших много веков назад и уже тогда изучающих вопросы происхождения человека.  Их труды легли в основу европейской науки об эволюции и носили название «Магометанская теория эволюции». Заметил он и о том, что и сейчас среди богословов нет единого мнения по поводу «авторства» современного человека.

Но все стороны в этом вопросе объединяет одно – участие в создание человека Творца: «К теории эволюции у нас встречается разное отношение. Одни мусульманские авторы полностью отрицают теорию эволюции, считая ее антинаучной, основанной на фальсификации и ложных доказательствах. Другие признают возможность микроэволюции, в результате которой не возникают новые виды, а лишь изменяются существующие. Находятся и те, кто признает макроэволюцию, но делает исключение для человека, считая его появление результатом прямого божественного вмешательства».

Представители православия, участвующие в дискуссии, так же, как и Рустам хазрат, являлись не только богословами, но и учеными. И это делало их доклады значительно интереснее для широкой аудитории, нежели выступления ученых, изобилующих сугубо научными терминами. Например, Галина Муравник в своем выступлении отметила, что высказывание Дарвина, что «человек произошел от обезьяны», сегодня трактуется неправильно.  По ее словам, великий ученый, пытаясь найти материальное объяснение происхождения человека, все же допускал вмешательство высших сил. Дарвин утверждал, что человек – это тело, душа и бессмертный дух. То есть, основоположник известной теории сам очень корректно относился к озвучиванию собственных выводов.

Отец Дмитрий, будучи еще и кандидатом физико-математических наук, заметил, что человек – это тайна, а его тело содержит много информации, но сама по себе эта информация не является важной и существенной: «Кто-то должен дать ей команду. Кто дает ей такую команду?» – спросил он своих оппонентов. Ответа не последовало. Хотя представители ученого класса и были настроены решительно, а их выступления и реплики отличались иронией и даже некоторой агрессивностью, они так и не смогли выбить почву из-под ног богословов.

Михаил Гельфанд

Михаил Гельфанд

Михаил Гельфанд рассказал про эволюционную биологию, обозначил основные тезисы теории происхождения человека. Развеселил публику, приведя цитату мэра Казани Ильсура Метшина из его выступления на нынешнем традиционном республиканском педсовете. 

Градоначальник заявил, что «удивлен, что в школе до сих пор преподают теорию Дарвина. Хватит обманывать наших детей! Я не хочу, чтобы мои дети думали, что они произошли от обезьяны». «Очень обидно, когда люди профессиональные в какой-то одной сфере, вмешиваются в то, про что они не знают, не позаботившись воспоминаниями из школьного учебника», – сказал Гельфанд.

Его коллега Федор Кондрашов на примере человека и животного мира показал применение эволюционной теории, как бы доказывая, что человек и впрямь произошел от приматов:  «Благодаря теории эволюции мы понимаем, что у людей, в том числе и животных, был общий предок». Ученый из Барселоны оказался непонятым ни противной стороной, ни аудиторией.

Наибольшее оживление вызвал спор между Рустамом-хазратом и поклонниками Дарвина. Причиной стало заявление Гельфанда, что сегодня, благодаря науке, шимпанзе от человека отличает лишь один процент. «Значит, преодолев этот один процент, вы сможете создать из обезьяны такого человека, который сейчас бы на равных принимал участие в нашем разговоре?»,- спросил Рустам-хазрат, вызвав смех и аплодисменты аудитории. Федор Кондрашов ответствовал, что, в принципе, это возможно, но им, ученым, не позволяют сделать последний шаг только…этические нормы. К тому же, подчеркнул Гельфанд, пока и технически сделать такой прорыв нереально. Но в недалеком будущем это обязательно случится, уверен профессор.

В затянувшейся дискуссии принимали участие и зрители, задавая экспертам вопросы на темы мироздания, о способах познания мира, религии, на которые те увлеченно отвечали.  Но главный вывод дискуссионного вечера оказался предсказуем: сегодня ни одна из сторон – представители духовенства и науки - не в состоянии доказательно убедить общественность в первопричинах появления человека. А потому разговоры об этом будут вестись еще долго. Так же долго, как многовековый поиск ответа на простой вопрос: что раньше было – яйцо или курица?

Ирина Ермакова

Добавить отзыв
  Имя:
 Сообщение:
Укажите код на картинке